Не сдавайся без боя

 

(Рассказ-победитель специального конкурса Марины и Сергея Дяченко)

Ангел любил пиво, матерился через слово и работал инструктором по вождению.

 

Вообще всех ангелов давно отпускали на землю: поработать, погулять, отдохнуть, пожить жизнью людей. Некоторым нравилось и они оставались, никто насильно не держал. Вот и он однажды решил остаться.

 

-А как тебя будут звать там, на земле?” - спросил его младший брат, помогая паковать вещи.

Пожал плечами - “Не знаю, как-то не думал”.

- Я смотрел один фильм, про войну. Там главного героя звали Василий. Вася. Он был такой же весёлый, как ты.

“Ну Вася так Вася”, - подумал Ангел. Хорошее имя.

 

Васе нравилась его новая работа: нравилась дорога, шумный город, истории учеников. Женщин он слушал особенно внимательно. Их было большинство.

 

- Я пошла учиться водить, чтобы доказать мужу, что я могу. А то он считает меня неспособной. А сам он, прикиньте, на днях так автобус подрезал, что чуть без башки не остался. В смысле водитель автобуса ему ее чуть не открутил. И правильно бы сделал.

 

- Мужа я схоронила год назад, а на дачу ездить как-то надо. Сын в Америку еще семь лет назад уехал. А своим ходом там не доберешься: час от платформы идти через лес. Думаю, надо как-то самой. Федор мой шофером служил у директора завода, на Волге ездил. Тот ему ее и подарил незадолго до смерти. Ой, подождите, я опять позабыла, что этот знак означает. Сюда можно повернуть?

 

- Твою мать, ну как можно гнать 200 гребаных километров в час по такой дороге??? Я ему, мудаку, кричу, чтобы сбросил, а он, сука, ржет и поддает еще!!! Чтобы я, мать его за ногу, еще раз с ним в машину села, да никогда!!!

 

- У меня вообще мечта есть: в Исландии взять миникупер напрокат и объехать весь остров. Ради этого права хочу получить. Не успокоюсь, пока по Исландии не проедусь.

 

 

Вася не любил натаскивать своих учеников на сдачу площадки и города, как делали другие инструкторы: "пол оборота налево, один направо, в зеркале должен быть виден крайний столбик…” Вместо этого он доставал из сумки термос с крепким чаем, наливал себе и студенту по кружке и говорил “Ну, поехали”. За шутками и байками ученики постепенно расслаблялись, страх дороги уходил. Всё начинало получаться само. А если совсем не получалось или Васю просили, то он помогал купить права. Вася знал, что от этого ни капельки не зависит, попадет человек в ДТП или нет, погибнет ли на дороге. Кто и как уйдет из жизни зависело совсем от других обстоятельств.

 

"Шо ж це я, шо ж це я не зумів

Зупинитися вчасно, все ясно

Зі мною тепер і назавжди, пізно не йти

Не йди від мене

 

Я налию собі, я налию тобі вина

А хочеш із медом

 

Хто ти є? - Ти взяла моє життя

І не віддала

Хто ти є? - Ти випила мою кров

І п'яною впала

 

Твої очі, кличуть, хочуть мене

Ведуть за собою

Хто ти є? Й ким би не була ти

Я не здамся без бою"...

 

Ангел почему-то любил эту песню. Часто включал ее в машине, когда поздно возвращался домой после очередного занятия. Дома его никто не ждал. Не потому что ангелам нельзя было жениться ну или быть с кем-то. Просто.

 

Вася дружил с гайцами. Особенно поладили они с Сергей Сергеичем - инспектором, принимающим экзамены и неизменно начинающим инструктаж со слов: “Мне насрать, сдадите вы или нет, хоть бейтесь головой об асфальт, только не об руль”. Почти все Васины ученики сдавали с первого раза. И не прикопаешься.

 

После работы они часто сидели с Сергеичем в баре "Крыжовник" недалеко от Люблинского отделения ГАИ и перетирали жизнь под кружку-другую.

 

- Хорошо, тебе, Василий, ты человек свободный. Как ветер. Квартира есть. Зарабатываешь нормально. Бабы на тебя вешаются. Живи - не хочу. И ничего тебе за это не будет.

- А тебе что будет? Прижимает что-то?

- Да как-то то одно, то другое. Ипотека. Старший лоботряс, мелкая болеет постоянно. С женой недопонимания. С начальством воюю. Короче, всё время бои какие-то. Нет покоя.

- И не будет никогда - отвечал ему Вася, хрипло посмеиваясь, - Жизнь вся такая. Ты видишь, как люди ходят на работу, ездят за покупками, в отпуск. Про некоторых думаешь: вот у них всё в шоколаде, прям картинка. А в это время каждый из них внутри ведёт свой невидимый бой.

- Да какой там бой? - махал рукой Сергеич и подливал себе еще жигулей.

- Ну кто с чем: кто со страхами, кто с гордыней, кто с завистью, кто еще с чем-то...

- А есть такие, которые не ведут бой? - с надеждой вопрошал Сергеич.

Ангел вздыхал, крутя пустой стакан, то ли с грустью, то ли с сожалением.

- Есть. Но тот, кто не ведёт бой, его уже проиграл.

- Неужели нельзя по-другому? Ну, без боёв всяких. Ну, просто жить…

- Так это жизнь и есть. Самая что ни на есть.

 

...


 

Время летом летело быстро и Вася не сразу заметил, что Сергеич не появлялся на работе уже месяц. А потом вдруг вечером завалился на бровях прямо к Васе домой. Тот отвел его на кухню, заварил самый крепкий чай и ждал, пока пьяный вусмерть инспектор сам всё расскажет.

 

- Брат, - ревел Сергеич, размазывая по лицу слезы и остатки спиртовых жидкостей, - ну у тебя ж знакомые на все случаи жизни есть, ну поспрашивай, а? Ну может найдется кто, а? Ничего не пожалею, Вась! Всё что хочешь!

 

Оказалось, у Сергеича заболела дочка Саша шести лет. Неоперабельная опухоль мозга. Все врачи развели руками и сказали, что сделать ничего нельзя.

Под утро Вася уложил на кушетку изнемогшего от горя инспектора, вышел из дома и сел в свой серенький Солярис.

 

"Хто ти є? - Ти взяла моє життя

І не віддала

Хто ти є? - Ти випила мою кров

І п'яною впала

 

Твої очі, кличуть, хочуть мене

Ведуть за собою

Хто ти є? Й ким би не була ти

 

Я не здамся без бою

Я не здамся без бою"

 

Знакомые на все случаи были. Точнее, один знакомый. Для всех случаев сразу.

Ангел никогда лично не встречался с Богом. Не велика шишка с таким высоким начальством дело иметь. Но вот попросить Его мог каждый.

 

Ангел не всегда понимал, почему Он решил сделать всё так, а не иначе. В юности их учили, что Он задумал всех людей бессмертными. Бессмертными они технически и рождались. Но потом каждый из них совершал одну “ошибку”, которая сворачивала всю их жизнь к чертям собачьим.

 

Люди делали выбор.

 

Они и не помнили, когда и как это происходило с ними в первый раз. Крошечный младенец улыбался матери на ее улыбку в ответ - выбор сделан. Всё, счётчик включался.

За долгую жизнь каждый намешивал такой ядовитый компот из выборов и невыборов, что терпеть это дальше было решительно невозможно. Удочка сворачивалась…

 

Через пару дней Вася встретился с Сергеичем в баре на бизнес-ланче. Тот был ни жив, ни мертв - бледное, осунувшееся тело, горящее изнутри.

- Слышь, Сергеич. Есть доктор один. Академик. Самый главный среди академиков. И он это...может помочь. Сказал, сделает всё. Как надо…

Лицо Сергеича всполыхнуло.

- Всё, что угодно! Всё, что хочет!

- Только это, Сергеич...

- Заплачу сколько надо!

- Да не, не в этом дело, - как же это назвать-то... - Дочка твоя...ну другая немного потом будет.

- В каком смысле? - прохрипел инспектор.

- Ну это...ты же понимаешь, на мозге операция, там всё не так просто.

Сергеич обмяк на стуле и казалось вот-вот снова рассыпется в пепел.

- Она глупенькая станет, да? - прошептал он, - Инвалидка?

Ангел не мог подобрать правильных слов.

- Не, не в этом дело. Она, как бы это сказать...не сможет решать больше ничего. За себя. Ну у нее как будто воли не станет. Что ей скажут, то и будет делать.

- Это как?

- Говорю же, сложно всё. Но она будет жить. Точно. И глупой не станет. Просто выбор делать не сможет.

- Я согласен! - вскочил Сергеич с бешено горящими глазами, - беда только от этих выборов. Тьфу! Всё будет хорошо, мы с женой сами всё организуем, у нас все средства есть, всё будет хорошо! Пусть только выживет!

Ангел кивнул и перелил Сергеичу в стакан свой компот.

 

"Хто ти є? - Ти взяла моє життя

І не віддала

Хто ти є? - Ти випила мою кров

І п'яною впала

 

Твої очі, кличуть, хочуть мене

Ведуть за собою

Хто ти є? Й ким би не була ти..."

 

Вечером Ангел тихонько прокрался в приемные покои детской больницы, где лежала дочка Сергеича - Саша. Шепнул на ухо молоденькой сестричке, чтобы его пустили и его пустили.

Саша лежала в дальнем углу палаты, у окна. Он подошел к ней и присел на край тонкого одеяла.

- Эй, слышишь меня? Сашка…

Девочка повернулась к нему. Белое как луна лицо с кулачок и огромные темные глаза.

- Ты кто, дядь?

- Я от папы твоего. Не бойся.

- Я и не боюсь. Я спала.

 

Ангел не знал, что собирался сказать ей. Что можно сказать ребенку, который еще толком не начал жить. Не начал делать выбор. Не пожинал разочарований и боли, вызванных этим выбором. Груза ответственности за свою жизнь. Кто-то скажет - насколько легче станет жить!

 

Теперь она этого выбора не познает. А вместе с ним и пьянящего чувства, что ты хозяин своей жизни. Побед, заработанных своими потом и кровью. И оттого таких сладостных. Он собирался сохранить этой девочке жизнь. И одновременно отнять то, что является ее сутью.

- О чем ты мечтаешь? - спросил он девочку.

Она потерла кулачками глаза. На мгновенье задумалась.

- Хочу домой. А осенью пойти в школу. Я уже знаю все буквы и умею читать. А еще собаку хочу. Большую такую, рыжую. Порода “лэсси” называется.

 

Ангел протянул руку к ее голове. Дотронулся до тонких светлых волос. Девочка смотрела на него пристально, без страха.

 

Она росла на его глазах. Во она подросток, который первый раз влюбляется в парня на два года старше. Парень не замечает ее и она должна сделать выбор: забыть его или привлечь внимание. Она напишет ему анонимное письмо и свои первые стихи.

 

Потом их семья переедет. Ее будут травить в новой школе. Глупые, глупые девчонки. Они будут караулить ее за школой. Ей придется делать выбор: бояться их и терпеть или дать отпор.

 

Она превращается в привлекательную девушку. Нужно выбрать, в какой поступать институт. Юридический, на котором настаивают родители или тот, в который хочется самой - ветеринарную академию. Она всю жизнь таскала домой покалеченных животных. Родители были против, но она поступала по-своему.

 

За ней ухаживают разные ребята: из рабочих и обеспеченных семей, красавцы и невзрачные. Каждый из них - особенный, со своим набором качеств. Кого она выберет? Вон того скромного и надежного, который с 16 лет не гнушается работать на любой работе? Или того юморного физика-лирика - душу компании или, может, того перспективного мальчика - будущего дипломата, который пошел по стопам родителей?

 

Девушка расцветала и становилась женщиной. Всякое случалось в ее жизни и каждый раз приходилось делать выбор: уйти или остаться, кричать во все горло или промолчать, действовать или смириться.

 

Ангел видел, как девочка Саша стареет. Покрылись морщинами ее тонкие ручки и белое лицо, только огромные глаза продолжали сиять в полутьме. Девочка Саша прожила достойную жизнь, полную выборов и сомнений. В ней были страдания и восторги, желание жить и желание умереть, чудовищные ошибки, грандиозные провалы и миллиарды маленьких настоящих побед. Всё то, что она выбирала сама.

 

Он убрал руку. Сглотнул подступивший ком.

 

- Ты умираешь…

Девочка удивленно моргнула.

- Дядь, ты что, дурак? Как я могу умереть?

- Все люди умирают. Но не все...так рано.

Голос Ангела сорвался. Он не мог больше говорить. Надо решаться, раз обещал.

 

- Я умру не скоро, - сказала девочка твердо.

В ее голосе была уверенность, которая бывает только у детей, которые точно знают, что наступит завтра. И завтра будет бесконечным, как целая взрослая жизнь.

- Почему ты так уверена?

Саша задумалась. Она со всей серьезностью искала аргумент. Посмотрела на свои ручонки и потерла пальцы, совсем как большая.

- Я просто так решила, - тихо сказала она, - а теперь можно я посплю?

Ангел гладил ее по голове и плакал. В голове кружила ненавистная песня.

 

"Хто ти є? - Ти взяла моє життя

І не віддала

Хто ти є? - Ти випила мою кров

І п'яною впала

 

Твої очі, кличуть, хочуть мене

Ведуть за собою

Хто ти є? Й ким би не була ти

 

Я не здамся без бою

Я не здамся без бою

Я не здамся без бою"

 

Саша сладко сопела во сне.

- Не сдавайся без боя, - шепнул ей Ангел на прощанье. Он незаметно выскользнул из палаты и пошел прочь по темному коридору. Медсестра дремала на своем посту.

 

Девочка Саша всё решила сама. Значит, так и будет.