Затерянные эльфы

Лиловое и сочное как здешний виноград, солнце садилось. Звуки стихли и смешались со сказочным ароматом местных душистых трав. Меня дружелюбно пригласили к костру, и я присел на траву рядом с «эльфами».

Мы называли это место в Новой Зеландии «деревней эльфов»: ее жители действительно были похожи на героев старых сказаний - сильные и красивые, они не болели, не старели и, кажется, собиралась жить вечно. Я был и сам не прочь остаться на годик в этом раю: малахитовое море, юная природа, плодородная земля. Никакого подвоха – рай был настоящим.

 

Гости наведывались сюда нечасто – слишком недоступна была деревня, а сами «эльфы» были привязаны к своей земле и не покидали ее. Почти.

 

В последние годы пошли слухи, что время от времени нет-нет, да кто-то из жителей деревни начинал чахнуть в расцвете сил и лет. Они не умирали, но были не в состоянии дальше работать, они ничему не радовались и постепенно превращались в живых мертвецов. В день, который они сами назначали себе как последний, их непреодолимо тянуло в одно и то же место на окраине деревни – утес, нависший над морем, который был так высок, что закрывал собой все по другую его сторону. Умирающий «эльф», еле волоча ноги, отправлялся туда один и больше не возвращался – обессилевший, он, видимо, падал в воду, и оно уносило его туда, где он снова обретал радость. Так верили все местные. Тел никто не искал и на утес не подымался, он стал считаться проклятым местом, «Горой мертвецов».

 

За разговором у костра я узнал, что на этот раз неизвестная болезнь поразила сразу несколько жителей деревни. Поначалу никто не придал значения: обычно веселые, эти трое стали более задумчивыми, затем молчаливыми, потом у них оставалось все меньше сил для работы и вот уже как несколько недель они не вставали с постели. Старейшины деревни растревожились не на шутку: то были совсем молодые, сильные жизнерадостные «эльфы». Меня эти новости расстроили и в то же время…горячо заинтересовали.

 

-Боюсь, - медленно произнес один из старейшин, - это может быть заразно и нашим братьям придется отправиться в их последний путь Гору Мертвецов…

-А вы не думали выйти за пределы деревни? Быть может найдется врач, который вылечит их?

Старейшина посмотрел на меня сурово.
-Никто из жителей деревни не выходил за ее пределы уже много поколений. Здесь нам спокойно. Поэтому мы живем так счастливо. Эта земля питает нас. А за ее пределами тьма… Нет, лучше смерть!

-Ну что ж, тогда… Я хотел бы проводить ваших братьев в последний путь. Пойти вместе с ними на утес.

Священный ужас отразился теперь в его глазах.
-Это запрещено! Вы погибните и навлечете беду на остальных.

Я знал, что он так ответит. Но, разумеется, меня это не остановит.

 

…На рассвете трое все еще крепких, но будто смертельно уставших мужчин отправились на Гору мертвецов. Потухшие глаза, опущенные плечи - в их движениях и виде не было ни цели, ни устремления, ни даже смирения или сожаления. Никаких желаний. Во мне же все горело и пылало. Волнение, любопытство, нетерпение! Я едва не обгонял «эльфов», следуя за ними тайной тропой, ведущей на утес. Мне хотелось поскорее проверить, верна ли одна из моих старых догадок.

 

Через несколько часов мы все оказались на вершине утеса. «Эльфы» остановились, тяжело дыша. Один за другим они подняли мутные глаза, готовые натолкнуться на непроглядную тьму «другой стороны». Вместо этого перед их глазами простиралась равнина, ослепляющая красками и отражающимся светом солнца. Здесь дул другой ветер, пролетали невиданные птицы, и ветер приносил ароматы, доселе неведанные им.

Мне показалось, что их глаза снова заблестели. Или я рано начал выдавать желаемое за действительное. Но я с упоением вглядывался в их лица и понимал, что что-то уже изменилось. Они были еще слабы, чтобы охватить разумом представшую картину. Другой огромный мир.

Не в силах больше выдержать напор, они один за другим опустились на землю и крепко уснули. Я улыбался, сидя в кустах, и предвкушал их пробуждение. Кажется, я начал понимать еще больше.

 

На следующее утро я провожал взглядом три силуэта, уже твердо идущих по дороге в сторону другой деревни. По ту сторону утеса. Там их встретят не эльфы – обычные люди. Захотят ли они остаться с ними, не знаю, но, насколько мне известно, никто не возвращался обратно.

 

 

…Спустя год меня снова забросило с исследовательской группой в те края. На почте я встретил мужчину, показавшегося мне знакомым. Точно, это был один из «эльфов», потерявшим вкус к жизни. Говорят, таких становилось все больше.

 

Мужчина выглядел бодрым и довольным, хотя и будто бы на несколько лет старше, чем был год назад. Мы поздоровались, я расспросил его о жизни.

-Здесь все не так, как было в моей деревне, - начал он, ловко надписывая конверты, - Здесь труднее, много забот. Но… Мне нравится моя новая жизнь. Мы думали, что наши отцы и братья уходят на утес, чтобы покончить с жизнью. А оказалось, они ее только начинали. Как интересно… Ведь смерть – это и есть новое начало, верно?

Я усмехнулся. Выходит, что так. И по всей вероятности… Наш эксперимент провалился.

-Я только вот все думаю, надо ли вернуться в деревню и рассказать остальным? Что на самом деле находится за Горой мертвецов?

-Хороший вопрос,- я и сам размышлял над этим не раз, - думаю, что нет. Каждый сам должен к этому прийти. Если он счастлив среди эльфов, пусть так оно и будет. А если нет… Если жизнь потеряла свой смысл, вкус и краски. Если чувствуешь, что часть тебя, которая мечтает о большем, умирает… Гора мертвецов позовет тебя. И каждый услышит этот зов. В свое время.

 

Мой новый знакомый вскоре уехал развозить почту. Я был рад за него. Он был все равно что ребенком - в самом начале своей новой жизни. И как я уже сказал, становилось все более очевидным, что наш многовековой эксперимент провалился.

 

 

Наша команда антропологов, врачей, психологов и других исследователей уже не первую сотню лет пытается открыть секрет бессмертия. В экспериментальной деревне, созданной еще нашими прапрадедами, долгое время все шло отлично. Людям предоставили самые комфортные и счастливые условия, они занимались любимыми делами, не знали войн и болезней. Продолжительность жизни увеличивалась, они практически перестали стареть. Пока какой-то дурачок не захотел покончить с такой прекрасной жизнью. А потом второй. И третий. И их становилось все больше. Они говорили, что их зовет что-то. Что именно и куда, они не могли понять и томились в мучительном непонимании. Не ведая, какой огромный мир скрывается за пределами их дома, они медленно умирали. Под конец они уходили на утес, который оказывался…трамплином в новую жизнь. Не такую счастливую и беззаботную. Не безоблачную. Не приятную и простую.

 

Обычную смертную жизнь. С болезнями, трудностями, стрессами, необходимостью постоянно делать выбор. И многими другими вещами. Потому что именно это, как выяснилось, нужно человеку.